Image

Люди

/articles/sharshen-kurmanov-osoznanno-i-s-gordost-iu-ia-vybral-put-chastnogo-veterinara/
Люди

ШАРШЕН КУРМАНОВ: ОСОЗНАННО И С ГОРДОСТЬЮ Я ВЫБРАЛ ПУТЬ ЧАСТНОГО ВЕТЕРИНАРА

ШАРШЕН КУРМАНОВ

В родном селе Жыргалан проявил себя в самых разных областях: был бухгалтером жайыт комитета, специалистом по животноводству и ветеринарии айыльного аймака, председателем центрального жамаата села, членом Сельского комитета здоровья. И это не считая неофициальных статусов, которыми его наделяли односельчане за внимательное и доброжелательное отношение к каждому.

Сейчас трудно представить, что в каске и спецовке в течение 22 лет он добывал уголь на знаменитой на всю республику шахте Жыргалан. Когда на месторождении было временно прекращено промышленное производство “черного золота”, Шаршен не долго думал, чем заняться дальше. В Жыргалане численность скота росла из года в год, а ветеринарного специалиста не было. И как человек неравнодушный, не мог пустить на самотек такое положение дел, его волновало, кто же позаботится о здоровье домашней скотины и станет лечить болезни, передающиеся человеку? Вот так и получилось, что пятнадцать лет назад им было принято важное решение - посвятить себя ветеринарному делу, благо, профильное образование имелось.

“Жыргалан примечателен тем, что расположен обособленно, посреди гор, в часе езды от Ак-Суйского районного центра. Долина покрыта хвойной растительностью, множество термальных источников, и природа не должна становиться очевидцем проявлений различных инфекций животных”, –объясняет перемены в своей жизни Шаршен.

В Жыргалане чуть больше двухсот домов. “Семьсот голов крупного рогатого скота, двести лошадей, примерно двести тысяч восемьсот овец и коз, около трехсот индюков, кур и гусей, сто шестьдесят собак, двадцать четыре кошки”. - Курманов, можно сказать, “в лицо” знает своих четвероногих пациентов.

Особенно Шаршен горд за статистику по бруцеллезу. Если раньше эта болезнь нередко выявлялась у крупного рогатого скота, то уже два года подобные случаи здесь не регистрируются. Люди тоже перестали заражаться бруцеллезом. Как это было достигнуто? Только путем неустанного труда: ежегодных вакцинаций овец на протяжении уже вот уже восьми лет.

— Но тяжелее всего работать с собаками, – признается Шаршен.

— Эти животные к себе чужого не подпустят. От них агрессии намного больше, чем от других домашних животных. Нередко, протестуя, они набрасываются на доктора. С 2014 года мы системно стали заниматься профилактикой эхинококкоза собак. Заходим в каждый квартал, в каждый дом и даем таблетки. Это нелегкий процесс, обязательно просим хозяев подержать животное. Порой думаешь – легче сотне овец сделать вакцинацию. Когда начали выдавать “паспорта” собакам, а точнее, регистрационные ветеринарные свидетельства, это вызывало насмешки односельчан. Некоторые равнодушно отнеслись к регистрации четвероногих. Во время последующих дегельминтизаций они не могли даже предъявить нужные книжечки – одни затеряли, другие порвали, а кто-то и вовсе сжег, хотя всех предупреждали бережно хранить книжки, каждое лечение собаки в ней записывается. И что же, пришлось вновь выдать тридцать паспортов.

Эхинококкоз – болезнь незнания и попустительского отношения к своему здоровью, – считает Шаршен. Поэтому, не ограничиваясь технической частью работы, он активно принимает участие в мероприятиях, повышающих осведомленность земляков об этом недуге. Так, являясь волонтером Сельского комитета здоровья, между периодами дегельминтизаций он проводит уроки для школьников о предупреждении эхинококкоза.

Одна из инициатив, которой Шаршен особенно гордится –организация на окраине родного села строительства ямы Беккари, необходимой для обезвреживания трупов животных, без причинения вреда окружающей среде.

Теперь трупы павших животных не лежат на обочине дорог и не гниют на глазах людей, снижая риск инфицирования окружающей среды. Деньги на сооружение привлек Шаршен, сотрудничая с международными партнерами. А саму яму – бетонное сооружение глубиной девять метров – строили методом ашара.

Ветеринар с досадой вспоминает, что немного времени спустя, какие-то негодяи своровали часть ограждения и кровли ямы Беккари, размещенной, как и полагается, на возвышенности на расстоянии более километра от населенного пункта. Для предупреждения распространения эхинококкоза наличие ям Беккари очень важно.

Определенную помощь оказывают проекты, реализуемые Министерством сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации КР, предоставляя необходимые ветеринарные инструменты, хирургические наборы, средства индивидуальной защиты, холодильник, термочемодан– профессиональный комплект ветеринара. Зачастую Шаршена выручает собственная находчивость. Например, подставку для пробирок, используемых при заборе крови животных, изготовил сам, использовав строительный кусок железа. Изобретение почти ничем не отличается от настоящих образцов.

В планах Шаршена – инициировать строительство купочной ванны для овец и раскола. “Для этого можно использовать средства из бюджета айыльного аймака Жыргалана, а также гранты, которые Жайыт комитет способен привлечь, сотрудничая с проектами. Нужно лишь находить пути для сотрудничества”, - как всегда оптимистичен Курманов.


ПОДДЕЛИТЬСЯ :





Оставить комментарий